Приветствую Вас Гость
Четверг
27.04.2017, 20:37
Рэйки, Ошо, Глубинные практики
Главная Дневник Регистрация Вход
Меню сайта

Категории раздела
О фестивалях [8]
О практиках [3]
О работе Ананда [3]

Поиск

Календарь
«  Январь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Друзья сайта
Статистика

Главная » 2009 » Январь » 15 » Интервью с Анандом о летнем фестивале
Интервью с Анандом о летнем фестивале
09:33


(Илья Ченцов),

президент международной ассоциации «Аура»

президент Летнего фестиваля в Коктебеле



Я слежу, чтобы фестиваль не становился убежищем.

И я был бы счастлив,

 если бы мастера почувствовали свою привлекательность и ставили бы свои программы.

  

Как вы считаете, почему появился  Летний фестиваль в Коктебеле?

 

Фестивали нам были нужны по нескольким причинам. Во-первых, Коктебель изначально был для нас любимым местом, куда хотелось приезжать как можно чаще. И не только ради отдыха: еще до 98 года мы с Чандирой там работали, составляя астрологические календари.

А во-вторых, у нас к тому времени уже возник набор практик, включая Рейки и динамические медитации, на подходе были Глубинные практики.…  Все это требовалось передавать другим, поэтому, когда Маргарита Касьянова высказала идею о проведении фестиваля, мы эту идею поддержали…

 

Как была организована ваша работа до фестиваля?
 

 

Еще в начале 90-х гг. у нас была организована постоянная работа со студентами. Выглядела она таким образом: мы снимали какой-нибудь дом отдыха, куда приезжали сотни две людей, и мы с ними проводили лекции по астрологии, динамики, стандартные динамические медитации, круги Рейки…

Тогда создавалась реальная ситуация погружения: встречи проводились по 5-10 дней, по 6-8 часов основной работы в группе, плюс лекции и динамики с утра…

В общем, человек был занят с семи утра до примерно 9 часов вечера, а иногда проводились и ночные работы. Это было очень мощное погружение, которое давало сильные результаты. И во многом результат зависел от того, что мы жили все в одном месте.

И вот на фестивале мы снова хотим воссоздать в нашем доме такую ситуацию, но для групп человек  в 20. Первый эксперимент был проведен уже прошлым летом, когда Гьян привезла в Коктебель своих студентов и мастеров. И приехавшие дают очень красивые отзывы, очень положительные, сильные о проведенной работе.

 

В чем отличие между практикующими сегодня и в то время?

 

Вы наверняка знаете, что резкий подъем практик начался после развала СССР, когда было общее движение людей к большей свободе, к информированности и тому прочее. Но среди этих людей огромное количество было тех, кто не понимал, зачем они несутся именно в эту сторону.

Сейчас же количество переходит в качество: люди, движутся осознанно в ту сторону, куда им реально нужно. И мне, например, с ними работать слаще и интересней.

И сегодня людей практикующих можно выделить даже на улице: по бессмысленной улыбке, не относящейся к фактам жизни, другой походке; они и голову держат иначе, и смотрят на мир другими глазами…

 

Что вам запомнилось с прошлого фестиваля 2008 года?

Все хорошо держится в памяти, но самыми яркими все-таки были две вещи. Первое – это то, что значительно спокойнее был проведен фестиваль, меньше было нервотрепки, чем в прошлые годы.

Второе – это Таро-5, а также то, что он дал мне и другим людям.  А так как я самого себя воспринимаю как ученика, мне было интересно видеть зеркало в виде реакции мастеров. Это было классно!

 

Появится какие-то новые практики в ближайшее время?

Понемножку складывается что-то, но у меня до этого просто руки не доходят... Хотя в загашнике у меня есть, например, ступенчатый танец, который я предлагал еще лет 15 назад как динамическую медитацию.

Собственно, это облегченный и более развитый вариант суфийской практики, предложенной Гурджиевым. Наверно, вам известны гурджиевские танцы? Идея там очень проста, но они очень механизированы и много основано на запоминании движений. Нам же надо разгружать ум. И все чаще я задумываюсь о них как о технологии, которую можно всерьез разработать

 

Существует ли какая-то закономерность в развитии фестиваля?

Трехлетний цикл совершенно явно наблюдается.… Если подробнее, то в течение 3 лет идет развитие, углубление, разработка какой-то очередной серьезной темы, потом она сменяется на другую.

Начиналось все с Динамик, Рейки, Астрологии.… Потом был взрыв Глубинного касания в течение трех лет, появились малые глубинки.… И хотя все это преподается до сих пор, но уже не так интенсивно.

Два года назад я начал абсолютно всем преподавать цикл карт Таро. Продолжаться это будет еще год, после чего мне не нужно будет уже поддерживать  преподавание практики, она стает самостоятельной.

 

Вы можете чем-то объяснить такой повышенный интерес людей к Таро?

 
Изначально всем людям хочется знать будущее. Потом, когда они приходят на курсы Таро-1 или Таро-2, они понимают, что суть не в этом. И они пытаются разобраться, в чем же дело, что подогревает их интерес еще на год-два. После чего они понимают, будут ли они этим заниматься и под каким углом.

Весь цикл занимает 2,5-3 года, после чего остаются единицы, которые занимаются Таро уже профессионально, остальные ищут жар-птицу где-нибудь в другом месте.

 

Почему вы начали работать с Таро как с целительской практикой?

 

Новый метод возник не случайно. Я в очередной раз анализировал астрологию, Таро и Рейки как символические системы. И видел совершенно прямую аналогию: если в Рейки символы работают, почему бы им ни поработать в астрологии и Таро?

Эта мысль появилась года четыре назад, но мне еще надо было разработать систему достаточно простую для восприятия и использования. Кстати, как раз эта практика была опробована впервые на школе мастеров в Киеве, а не на летнем фестивале.

 

В чем особенность работы именно в Коктебеле?

 

Коктебель в каком-то смысле коварен: каждый день здесь внутреннее состояние может резко отличаться от предыдущего дня. И в условиях таких внутренних биений для меня достаточно трудная задача -  проводить единую политику в группе, тематически все аккуратно выстраивать…

Иногда  в этот момент хочется чего-то другого, пусть даже интересного и важного, но срывающего намеченную программу. Тогда это приходится запоминать, как-то перерабатывать иногда даже наедине с собой. И возможно, даже не через месяц или год, а через пару лет, это как-то проявится и будет воплощено в реальный учебный процесс. Бывают и такие вещи...

И в Коктебеле плотность таких вот внутренних процессов значительно выше, чем в других городах.

 

В чем заключается ваша работа как президента?

 

Как президент, я держу общий дух происходящего. Внешне это не так ярко проявляется, потому что это, прежде всего, внутренняя работа. Это держать внимание над всей ситуацией. Это очень тяжелая работа – просто держать внимание над всем, что происходит, даже не вмешиваясь…

Как раз вот как президент Ауры я стараюсь как можно больше мастеров стимулировать на то, чтобы они давали какие-то свои программы на фестивале, но они это делают очень неохотно, медленно.…

Главное, что я хочу сделать – это все меньше работать на фестивале сам и все больше предоставлять пространство другим людям. Как пример, будет построен небольшой зал в нашем доме, чтобы компактные группы могли проводиться уже там. Потому что существующего зала в школе скоро будет не хватать.

 

Вы приходите на занятия других мастеров?

 

Конечно, хотя их не так много. И прихожу туда, в первую очередь, как ученик. Но параллельно я смотрю глазами мастера на то, как это делается. Очень важно понимать, что у другого мастера можно взять что-то полезное…

 

Представьте, что вы – не мастер Ананд, а неопытный новичок. Ради чего вы бы поехали на фестиваль, что бы вас привлекло?

 

Мне сейчас очень трудно представить себя совершенно неопытным. Но я могу сравнить эту ситуацию с поездкой в Пуну, когда я только начинал карьеру преподавания. Туда я ехал точно так же, как сейчас поехал бы на фестиваль.

 

Прежде всего, учиться всему, что удастся впитать. Ни одной минуты зря не тратится, если человек этого действительно хочет: все получить. Поэтому я вкалывал в Пуне, как никогда в жизни не вкалывал. Спал я часто по три часа…

 

Значит, если бы я был таким вот новичком, я бы сделал так. Но я вижу, что многие так НЕ делают. Приезжают и организуют себе довольно вольный режим, не собираются ходить на все или на существенную часть, а выбирают.

По моему характеру, я бы врубился во все. Раз уж приехал, и тебе предоставляется возможность – почему бы ей не воспользоваться? Я ходил бы купаться ночью. Или ранним утром…

 

Чем вы занимались в Пуне?

 Я там был месяц. Первое, что я делал - это учился на группе у Кабира, великого астролога и одного из ближайших учеников Ошо.

Что интересно, каждые три дня он приглашал в группу других специалистов по технологиям. Например, суфийские практики нам преподавал один из лучших мастеров-суфиев Захира. А тибетскую пульсацию преподавал другой человек…

Во-вторых, я каждый день ходил на стандартные медитации и на Будда-холл. Были дискуссии Ошо каждый вечер.

Также я ухитрялся ходить на занятия всех тех, кто мог давать занятия в то время, когда у нас были перерывы на обед, на завтрак, на ужин и на сон. То есть мне за месяц удалось впитать такой гигантский запас технологий, который до сих пор сказывается на моей жизни.

Я до сих пор понимаю, сейчас, например, что из меня вдруг пошло, и это как-то связано с тем, что я в Пуне получил в определенный момент. Был колоссальный заряд, и я до сих пор его не исчерпал.

 

В чем преимущество работы на Летнем фестивале?

 

Есть факторы, которые работают на любую группу: море, воздух, небольшой город, хорошее настроение у групп-лидеров…

Здесь мы сбрасываем весь флер, весь хвост дневных забот, кучи мелочей, которые нас опутывают в городе. Принятое решение отдыхать играет роль, и Шалтай-болтай, - не очень серьезное отношение к происходящему, которое есть на отдыхе, – оно, на самом деле, очень помогает.

А если пребывание здесь достаточно длительное, то все заражаются, при достаточной внутренней квалификации, энергией, которая обслуживает фестиваль. И от нее не увернешься никак.

Если проводить параллели с Пуной, то можно сказать, что ситуация в Коктебеле даже более выгодная. Потому что там у новичка глаза могут разбегаться до такой степени, что он просто обездвиживается и не знает, в какую сторону ему кинуться. Здесь же насыщенность есть, но она не давит.

 

Может ли новичок приходить на любые ваши занятия?
Если вы помните, на этом фестивале вначале проводилась сильная группа именно для мастеров, а потом вся программа была ступеньками, от первого уровня до пятого, последовательно. И любой новичок мог, применив все свои способности двигаться с необходимой скоростью, безболезненно дойти до 5 уровня.

Если же он сразу приходил на высокий уровень, с ним ничего плохого не произойдет, но степень восприятия и то, что он получит на занятиях, будут ниже. Он просто не все поймет. Например, «чем выпускать там чего-то». Потому что пятый уровень в глубинке – это выпускание, да?

 

Какой ваш «глубинный» подход к фестивалю?

 

Можно сказать, что это путь мистика, а не путь мага. Мы вместо магического воздействия на действительность в угоду себе выбираем: взаимодействие с  этой действительностью и выстраивание себя так, чтобы получить необходимое, не вламываясь в нее. Это работа, прежде всего, с собой. И я слежу также, чтобы фестиваль не превращался в убежище.

 

Что такое убежище?
 

 Если говорить очень коротко... В убежище человек сдает ответственность за то, какая у него жизнь. Как правило, лидеру, организации, богу…. И поэтому в убежище все происходит на уровне манипуляции – раз.

Два – в единообразии. Там не допускаются различия ни во мнениях, ни в действиях. И тогда человек лишается собственного понимания, что и как делать. Он питается иллюзией, и часть своей энергии просто сдает лидеру.

 

В духовном сообществе, куда можно отнести Ауру и, соответственно, летний фестиваль, все абсолютно по-другому. Никто за человека не решает. Стимулируется его собственная ответственность за то, что происходит, а лидеры духовного убежища отказываются от манипуляций со студентами.

В духовном сообществе неизвестно количество людей, которое в него входит, оно переменно всегда: кто-то входит, а кто-то выходит. Никто не заставляет поступать ТАК, потому что это правильно.

Убежище до поры до времени просто защищает человека. На это оно и убежище. Тем более что сам человек так именно и воспринимает происходящее. Но потом все меняется. Пассивность человека и некоторые другие вещи начинают бить в его сторону.

 

Кто же тогда настоящий ученик?
 

 Я различаю три категории практикующих: это слушатели, это студенты, и это ученики. Слушатели – это те, кто бегают во все места, куда только успевают. У них куча конспектов, но они ничего не делают, то есть они не практикуют.

Студент уже начинает практиковать, но он свободен в выборе совершенно, и от него лидеры организаций ничего не требуют. То есть посещаемость занятий не контролируется.

И, наконец, ученики – это те, кто сознательно выбирает и берет на себя обязанность встать под закон. То есть это ОНИ делают, а не лидеры с ними делают. То есть это они решают жить по определенным правилам.

 

Наконец…. Вы хотите что-то сами сказать насчет фестиваля?
 
 Знаете, я был бы счастлив, если бы фестиваль жил бы своей жизнью, а я мог бы изредка приходить и любоваться этой картиной. Пусть затянувшееся ученичество некоторых мастеров перейдет, наконец, в конкретную мастерскую работу.

 

 

16 октября -  4 декабря 2008

Источник:
http://budda-holl.ucoz.ru/news/2009-01-07-49


Категория: О фестивалях | Просмотров: 826 | Добавил: reiki-master | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz